мармот (la_marmotte) wrote,
мармот
la_marmotte

Categories:

валерьян борисычи

-- Добро пожаловать, дорогие Валерьян Борисычи!
Мы невольно переглянулись, только Суер поклонился и сказал:
-- Здравствуйте, братья по разуму.
Шляпы в норках загудели, заздоровались:
-- Здравствуйте, здравствуйте, дорогие Валерьян Борисычи!
А первый в крупной шляпе обнял Суера и расцеловал.
-- Ну, как вы добрались до нас? -- расспрашивал он. -- Легко ли?
Тяжело? Все ли Валерьян Борисычи здоровы?
-- Слава Богу, здоровы, -- кланялся Суер.
-- Я надеюсь... -- сказала шляпа номер один, -- среди вас все истинные
Валерьян Борисычи? Нет ни одного, скажем, Андриан или Мартемьян Борисыча? Не
так ли?

ОСТРОВ ВАЛЕРЬЯН БОРИСЫЧЕЙ

-- Остров Шампиньонов мы уже открыли, -- сказал как-то Суер-Выер. -- А
ведь надо бы еще какой-нибудь открыть. Да вон, кстати, какой-то виднеется.
Эй, Пахомыч! Суши весла и обрасопь там, что надо обрасопить!
-- Надоело обрасопливать, сэр, -- проворчал старпом, -- обрасопливаешь,
обрасопливаешь, а толку чуть.
-- Давай, давай, обрасопливай без долгих разговоров!
Вскорости Пахомыч обрасопил, что надо, мы сели в шлюпку и поплыли к
острову. На нем не было видно ни души. Песок, песок, да еще какие-то кочки,
торчащие из песка.
-- Ну это, конечно, обманные кочки, -- сказал Суер. -- Знаю я эти
кочечки. Только подплывем, как из этих кочек вылезет черт знает что.
Шлюпка уткнулась носом в берег, и тут же кочечки зашевелились и
каким-то образом нахлобучили на себя велюровые шляпы. Тут и стало ясно, что
это не кочки, а человеческие головы в шляпах, которые торчат из пещерок.
Самая крупная шляпа заколебалась, и из пещерки вылез цельный человек.
Сняв шляпу, он приветственно помахал ею сказал:
-- Добро пожаловать, дорогие Валерьян Борисычи!
Мы невольно переглянулись, только Суер поклонился и сказал:
-- Здравствуйте, братья по разуму.
Шляпы в норках загудели, заздоровались:
-- Здравствуйте, здравствуйте, дорогие Валерьян Борисычи!
А первый в крупной шляпе обнял Суера и расцеловал.
-- Ну, как вы добрались до нас? -- расспрашивал он. -- Легко ли?
Тяжело? Все ли Валерьян Борисычи здоровы?
-- Слава Богу, здоровы, -- кланялся Суер.
Меня всегда поражала догадливость капитана и его житейская мудрость. Но
какого черта? Какие мы Валерьян Борисычи! Никакие мы не Валерьян Борисычи!
Но спорить с туземцами не хотелось, и я подумал: если капитан прикажет, мы
все до единого дружно станем Валерьян Борисычами.
Между тем шляпа номер один продолжала махать когтистой лапой и весело
лопотала:
-- Мы так радуемся, когда на остров прибывает очередная партия Валерьян
Борисычей, что просто не знаем, как выразить свое счастье!
-- И мы тоже счастье выражаем, -- сказал Суер и, обернувшись к нам,
предложил: -- Давайте, ребята, выразим свое счастье громкими кличами.
Мы не стали спорить с капитаном и издали несколько кличей, впрочем,
вполне приличных. Кроме Пахомыча, который орал:
-- Борисычи! А где же магарыч?
-- Я надеюсь... -- сказала шляпа номер один, -- среди вас все истинные
Валерьян Борисычи? Нет ни одного, скажем, Андриан или Мартемьян Борисыча? Не
так ли?
-- Ручаюсь, -- сказал капитан, придирчиво осматривая нас. -- Не так ли,
хлопцы?
-- Да, да, это так, -- поддержали мы капитана. -- Мы все неподдельные
Валерьян Борисычи.
-- Но мы маленькие Валерьян Борисычи, -- влез в разговор лоцман Кацман,
-- небольшие Валерьян Борисычи, скромные.
Капитан недовольно поморщился. Лоцману следовало бы помолчать. Он сроду
не бывал никаким Валерьян Борисычем, а как раз, напротив, по паспорту
читался Борис Валерьяныч.
-- Мы-то маленькие, -- продолжал болтливый лоцман, -- а вот он, -- и
лоцман указал на Суера, -- он -- величайший из Валерьян Борисычей мира!
Суер поклонился, и мы ударили в ладонь.
Самое, конечно, глупое, самое тупое заключалось в том, что я и вправду
почувствовал себя Валерьян Борисычем и раскланивался на все стороны, как
истинный Валерьян Борисыч.
-- Дорогой Валерьян Борисыч, -- сказал Суер, обращаясь к Главной шляпе,
-- позвольте и мне задать вопрос. Скажите, а вот эти люди, которые сидят в
норках, все ли они истинные Валерьян Борисычи? Прошу говорить правду и
только правду.
-- Валерьян Борисыч, дорогой, -- отвечала шляпа, -- мы понимаем вашу
бдительность и ответим на нее дружно, по Валерьян-Борисычески. Эй, вэбы,
отвечайте.
Тут Валерьян Борисычи зашевелились в своих норках и хотели было
вылезать, но Главношляпый крикнул:
-- Сидеть на месте! Кто выскочит -- пуля в лоб! Начинайте.
И один носатый из ближайшей норы неожиданно и гнусаво запел:
О, океан!
О, тысячи
На небе дивных звезд!
Все Валерьян Борисычи
Имеют длинный хвост
А хор из норок подхватил:
Имеют хвост, но он не прост,
Меж небом и землей он мост.
Гнусавое запевало выползло тем временем на второй куплет:
В душе изъян был высечен
На долгую науку.
Вам Валерьян Борисычи
Протягивают руку.
Все невольно отшатнулись, и даже Суер заметно побледнел. Он быстро
оглядел нас и впер свои очи в меня.
-- Валерьян Борисыч, -- сказал он, похлопывая меня по плечу, -- возьми
руку друга из норы.
-- Кэп, простите, меня тошнит.
Валерьян Борисычи в норках зашептались, заприметив наши пререкания.
-- Ид, скотина, Валерьян Борисыч, -- толкнул меня в спину Пахомыч. --
Иди, а то меня пошлют.


СУТЬ ПЕСКА

В этот момент меня покинуло чувство, что я немного Валерьян Борисыч, но
-- подчинился капитану. Я уважал Суера, вам, впрочем, этого не понять.
Любезно гримасничая, как это сделал бы на моем месте истинный Валерьян
Борисыч, корявой походкой я тронулся с места и пошел некоторым челночным
зигзагом.
-- Он просто стеснительный, -- пояснил лоцман Кацман. -- Но --
истинный, хоть и мелковатый Валерьян Борисыч.
Подойдя к ближайшей кочке-шляпе, я схватил за руку какого-то Валерьян
Борисыча и принялся тресть.
-- Здорово, старый хрен Валера! -- заорал я. -- Ну, как ты тут? Все в
норке сидишь? А мы тут плавали-плавали и на вас нарвались! Да сам-то хоть
откуда? Я-то из Измайлова!
Схваченный мною Валерьян Борисыч тихо поскуливал.
-- Ты с какого года? -- орал я.
-- С тридцать седьмого, -- отвечал задерганный мною Валерьян Борисыч.
-- А я с тридцать восьмого! Ты всего на год и старше, а вон какой бугай
вымахал!
Валерьян Борисыч призадумался и наморщил лобик.
-- Ты знаешь чего, -- сказал он, -- копай норку рядом со мной, мы ведь
почти ровесники. К тому же я из Сокольников.
-- Да! Да! Да! -- закричал Главный Шляпоголовый. -- Копайте все себе
норки! Здесь очень хороший песочек, легко копается. И мы все будем дружно
сидеть в норках.
И тут я подумал, что это неплохая идея, и мне давным-давно пора
выкопать себе норку в теплом песке, и хватит вообще шляться по белу свету.
"Заведу себе велюровую шляпу, -- думал я, -- стану истинным Валерьян
Борисычем, а там разберемся". -- И я опустился на колени и стал двумя руками
загребать песочек, выкапывая норку. Песок струился с моих ладоней, и суть
его, копая, я пытался постичь.
"В чем же суть этого песка? -- напряженно думал я. -- Эту вечную
загадку я и стану разгадывать, сидя в норке".
Струился, струился песок с моих ладоней, тянул к себе и засасывал.
Вдруг кто-то сильно дернул меня за шиворот и выволок из норы.
-- Ты что делаешь, дубина? -- сказал Суер, щипая меня повыше локтя. --
Опомнись!
-- Норку копаю, а вы разве не будете, кэп?
-- Будем, но позднее.
-- Позвольте, позвольте, -- встрял Главный Шляподержатель, --
откладывать копание не полагается. Копайте сразу.
Тут я заметил, что Валерьян Борисычи в норках надулись и смотрели на
нас очень обиженно.
-- Копайте норки, а то поздно будет, -- приговаривали некоторые.
-- Нам нужно вначале осмотреть достопримечательности, -- отвечал
Суер-Выер, -- а уж потом будем копать.
-- Какие еще достопримечательности? Здесь только песок да Валерьян
Борисычи.
-- А где же музей восточных культур? -- спросил Суер.
-- Мы его разграбили, -- мрачно ответил главный Валерьян Борисыч. -- А
вы, я вижу, не хотите норок копать! Бей их ребята! Это поддельные Валерьян
Борисычи! Их подослали Григорий Петровичи!
-- Вот ведь хреновина, -- устало сказал Суер. -- Только приплываем на
какой-нибудь остров -- нас сразу начинают бить.
Головной Борисыч снял шляпу и метнул ее в капитана. Шляпа летела,
вертясь и свища.
Капитан присел, и шляпа попала в лоцмана. Кацман рухнул, а шляпа, как
бумеранг, вернулась к владельцу.
Все прочие Валерьян Борисычи засвистели по-узбекски и стали
принакручивать шляпами. Через миг несметное количество шляп загудело над
нашими головами.
Волоча за собой, как чайку, подбитого лоцмана, мы отступили к шлюпке.
Над нами завыли смертоносные шляпы.
Пахомыч изловчился, поймал одну за тулью, зажал ее между коленей, но
шляпа вырвалась, схватила корзину с финиками, которая стояла на корме, и
понеслась обратно на остров.
Эти финики спасли нам жизнь. Валерьян Борисычи, как только увидели
финики, выскочили из норок. Они катались по песку, стараясь ухватить
побольше фиников.
-- А мне Валерьян Борисычи даже чем-то понравились, -- смеялся сэр
Суер-Выер, выводя нашу шлюпку на правильный траверз. -- Наивные, как дети,
хотели нас шляпами закидать.
Тут в воздухе появилась новая огромная шляпа. Она летела книзу дном,
тяжело и медленно. Долетев до нас, шляпа перевернулась, вылила на капитана
ведро помоев и скрылась в тумане.

cуер-выер
Tags: books, text
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments